Тринадцать слов о финале Revolution SPb 2018

Репортажи

Автор: Джозеф Гертруд

В своё время ваш покорный слуга зарёкся посещать разнокалиберные фестиваля, опасаясь, что среди немногих хороших и действительно стоящих групп будет повальное количестко чего-то... проходного.

А после я узнал, что это не просто фестиваль, а финал Revolution Festival. Лучшие из лучших, доползшие до последнего этапа феста на сцене клуба Zal. Взвешивать и обдумывать я даже не стал – такое пропускать было бы преступлением.

Открывают фестиваль MyStory – достаточно молодая, но яркая группа. Интересные гитарные партии вкупе с великолепными клавишными уже с первой песни будоражат толпу, пусть пока ещё не самую многочисленную (я давно говорю, что открывать мероприятия – не самая благодарная работа). Ребята отлично выезжают на контрастных переливах металла и нот пианино, те зрители, кто уже успел явиться к началу фестиваля, уже устроили внушительный кач около сцены. Что уж там – вторая песня, а бурление толпы уже устраивает «хэй-хэй» с прыжками и вскидываниями «коз» в воздух. А уж приятный сюрприз в виде дармовой карточки с ссылкой на премьерный сингл способен заинтересовать даже тех, кто предпочёл прилипнуть к бару. Смотрел я на ребят и думал, какое слово можно подобрать. Долго думал, но всё же понял. Нулевые. MyStory представляют из себя неплохой такой кусочек рок-культуры нулевых. Стиль, напоминающий Three Days Grace той эпохи - шипованные кожанки, волосы, которым позавидует каждая барышня в зале, направленность текстов, чёрный лак на ногтях, цепи на чёрных джинсах... Ваш покорный слуга не говорит, что это плохо, скорее уж наоборот – не самое плохое они взяли и не в самом плохом ключе использовали. Потенциал у ребят большой. Пусть даже не так много голосов было за них отдано.

Отыграв четыре песни, MyStory уступают группе-гостям Space Lodger. Группе вне конкурса. Победителям интернет-голосования. И, честно говоря, почему и как они прорвались в этом голосовании, я не понял. И дело не в том, что и как они играют. Но стоило им выйти на сцену, как большинство людей попросту уходит от сцены, оставляя только трезвенников, энтузиастов и любопытствующих. Под футуристичное кваканье синтезатора, сомнительные бодренькие пританцовывания девушки на подпеве группа отыгрывает законные четыре песни, пока оставшиеся у сцены взирают на них с равнодушием концертных интеллегентов. Видимо, любители MyStory уже разошлись, так что и некому толком оценить. Честно говоря, глядя на реакцию, трудно поверить, что коллектив был избран каким-то голосованием.

Слово для них – Недоумение.

Ладно-ладно-ладно, отринем негатив, тем более, что ведущий Александр Колчин взялся угрожать толпе, суля чуть ли не трэш, угар и содомию. А вокалист группы Black Radiance обещает разнести клуб. Чёрт возьми, претенциозно.

И вы знаете, что они делают?

О да. Они в фигуральном смысле его разносят. В самом деле, поднесите кто-нибудь спичку достаточно близко к сцене, сам воздух вспыхнет и взорвётся. Брутальная и быстрая музыка служит эдаким пинком под застоявшиеся задницы аудитории, которые рады им куда больше, чем предыдущим двум группам. А какая самоотдача... Ух. Вторая песня, а вокалиста можно отжимать. Глядя на него, я не мог отделаться от ассоциаций с неким гипербрутальным зайцем из рекламы Дюросел. Он. Всегда. В движении. И да, это, чёрт возьми, то, что нужно. Жизнь, огонь и ощущение, что явно не хватает запаха напалма.

Не, Блэки действительно молодцы. Песня «Down» раскочегарила толпу, что до сих пор двигалась, как тараканы под дихлофосом. В порыве энтузиазма вокалист выпрыгнул в фотопит. То ли поближе к зрителям, то ли просто не может уже остановиться. Ну а песня «Obey» действительно производит впечатление. Под такую музыку хочется либо активно танцевать, либо взять бухло и поехать по техасским равнинам, завалиться в мелкий городок и разгромить пару магазинов с телевизорами.

Вишенкой их выступления становится то, что за них голосует бар. Вот, казалось бы, те, кого ничем не удивить.

Слово для Black Radiance – жар. И с первого раза не поймёшь: то ли жар горячего испепеляющего солнца, то ли жар раскалённой сковородки в Аду.

Эй-эй, куда обмахиваетесь? За холодненьким потянулись? Оставьте, ваш лёд расплавится, не успев перекочевать из рук бармена в ваши лапки. Потому что ощущение запаха напалма только усиливается.

Увидев в самые первые мгновения музыкантов группы SkippingRope, я решил, что они похожи на мужиков, которые собрались как-то в баре и под нечто алкогольное решили сколотить свою группу. Первые аккорды повеяли атмосферой AC/DC, и я уже даже расслабился.

А потом на сцену выбежала вокалистка. И слово для них появилось сразу же. Взрыв.

Вот знаете, возьмите стилистику вышеупомянутых AC/DC, всё самое лучшее, что когда-либо было в роке 80-х годов и всё это пронзите осиновым колом брутального женского вокала. Вот это SkippingRope. Чёрт возьми, ощущение, что Мария Наумова сейчас выдует бутылку виски, еб*нет её об стену, схватит дробовик и пойдёт гонять маргиналов или какую-нибудь нечисть под шикарный взрывной аккомпанемент. Харизмы у них столько, сколько не было у первых двух групп.

Зашли ли они толпе? Забежали. Визги и скандирование названия группы прекращаются только тогда, когда команда снова прожигает зал аккордами. А после ухода команды зал продолжает скандировать их название. О да, как бы ни старались те же Блэки, но их только что обставили по динамике, харизме и брутальности.

Пока я возле бара пытался остудить расплавленный мозг и вспомнить, что я здесь делаю, на сцене произошла небольшая рокировка. И я толком и не понял, что, собственно, происходит, но увиденное на сцене мне определённо импонировало. Потому что когда видишь, как хрупкая девушка в чёрном коротком платье, увешанная крупными блестящими украшениями, сжимает здоровенную бас-гитару, невольно проникаешься интересом.

На сцене группа Inkis. И для них у меня не слово, а целое словосочетание. Обман первого впечатления.

Я серьёзно был настроен полюбить эту группу. Первая песня стильная и атмосферная, чувственный глубокий вокал создавал ощущение, что меня кадрят со сцены. Чувствовались блюз-мотивы. Под такое - настроение бухнуть в ньюйоркском баре, сидя за стойкой, глуша вики и цедя Мальборо. Годах так в шестидесятых. Я вполне готов был покориться.

А потом в дело вступил классический рок. Настолько классический, что шарм голоса почти уничтожен тяжестью музыки и подачи. И настолько классический, что начинаешь угадывать аккорды и музыкальные обороты. А так славно начиналось. Похоже, в музыке тоже бывают свои клише, как в тексте или кино. Это не делает группу плохой, это делает её заурядной. Они все ещё живые и яркие. Но… есть привкус чего-то вторичного. И зритель этот вкус чувствует, потому-то проголосовавших не так много.

Продолжаем блок женского вокала группой OLESYA, совсем юной, малочисленной, но очень многообещающей. Настолько многообещающей, что в зале рассекают люди в футболках с лого группы, а команде, на минуточку, всего полгодика.

Вот, вы уже это почувствовали? Я начал изъясняться суффиксами. Но именно так об Олесе говорить и хочется, особенно после брутальных Блэков и Роперов и достаточно тяжёлых Инков. Нельзя сказать, что они жгут, огонь и все такое. Но они живенькие. Не живые – живенькие. Живенькие, бодренькие, интересненькие, умнички. Голос у неё мягкий, но она определённо вывозит, не утопает в гитарных и ударных, как это порой может быть и с более опытной группой.

Поёт Олеся на русском, что первый случай на этом фестивале. Это позволяет и по достоинству оценить тексты, и лишний раз не напрягать ум, который уже достаточно расслаблен спиртным и музыкой. Вообще, Олеся – первая группа, под которую можно танцевать. Не пританцовывать, а именно танцевать. Что несомненный плюс. В чем их достоинство – ребята доказывают, что рок – не только ор хрипотцой в микрофон. Но они попсоваты. Эдакая «девочка для девочек» (при всём уважении к мужской половине любителей группы, я вас видел, вы есть). Но их любят, это заметно. В випе даже плакат с названием группы развернули. И голосуют за них куда больше, чем за Инкис.

Им я дам слово Лёгкость, уж очень хорошей разрядкой они послужили для аудитории.

После ухода группы в аудитории начинается бурление. Пошли группы с фанбазами, да с такими, которых видно в полном зале. Задолго до объявления следующую команду уже кличут на сцену. Не терпится, ох как не терпится, да? А тем временем на сцене снуют ребятки с духовыми. О да, духовые в рок-музыке! Джозеф одобряет!

Под рёв аудитории на сцену выходят 18PLUS. И вот ну нельзя быть такими позитивными! Просто нельзя! Моё сердце старого брюзги просто не выдержит. Группа вышла не в полном составе – вокалист Владимир Фирсов загремел в больницу, героический подвиг тащить на себе его обязанности взял на себя гитарист Иван Костеников (к слову, справился он отлично). И вот даже о такой оказии ребята говорят с неутомляемым позитивом, шутят, смеются.

Продолжаем танцевальную музыку без хриплого вопля в микрофон. Ребята молодцы. Они куда активнее, тяжелее и бодрее Олеси, что радует, а духовые добавляют им изюминки. Атмосферная музыка и весёлые тексты приводят толпу в неутомимое движение. Ребята Живые. Вот прямо-таки да, с большой буквы, даже капсом, ЖИВЫЕ, и эта живость хлещет во все стороны. И они именно что весёлые. Ну двайте честно, при бодрости их предшественников никого нельзя назвать весёлым. А 18plus как раз принадлежат к числу позитиыно-весёлых музыкальных групп.

А ещё их любят. Ой как любят. Я говорил про фанатов, да. И это такие люди, которые создают вокруг себя свободное пространство на рок-концерте не для слэма, а для огромного баннера «18plus – лучшие люди страны!». И для фаеров, но за это их пришлось изрядно поругать.

Ну что, угадали, какое им слово мне пришло на ум? Ну да. Живые.

С сожалением проводив команду и получив нагоняй от организаторов за запуск фаеров, зрители чуть разошлись кто куда в ожидании группы Руть.

Ртуть стали чем-то средним между Олесей и 18плюс. В них есть динамика, но есть и лёгкость. В них есть живость, заставляющая двигаться, но нет простоты. Тексты куда серьёзнее, но при этом не лишены красоты, которые подчёркиваются и изящной музыкой, и обаянием Саши Ртуть. А обаяния там столько, что таскать можно вёдрами, один только голос тащит – сильный, проникновенный.

Слово для них – Движение. Это ребята, которые действительно заставляют двигаться, особенно когда притаскивают конфетти-машины. Они активные и попросту классные. Они очень эмоциональные и за эмоции как раз цепляют.

Но от эмоций переходим к тыканью палочкой в оголённый нерв. Само собой, это тоже вызывает эмоции, даже очень сильные, но, по большей части – это удивление.

Группа Red God. Металлисты с виолончелью. О, после лёгких и подвижных групп эти стали самым настоящим пульсирующим нервом. Они тяжеловесны и резки как удар молотом по наковальне. Они эпатажны и эклектичны, как всё современное искусство. Пожалуй, да, слово Эпатаж им прекрасно подходит.

Тяжёлый рок и тяжёлый вокал. Тот тип музыки, когда на сцене даже интеллигентно одетая виолончелистка выглядит отвязным рокером. Стоит ли говорить, какое впечатление производит это на толпу? Кач, движение, неистовый рёв.

При этом группа устраивает целый перфоманс. То виолончель взвоет как сирена, то на сцену выбежит танцовщица с веерами, одетая только в краски боди-арта. И вот тут Red God взяли и немного махнули лишнего, на мой вкус. Свлишком много всего происходит, слишком много, слишком эклектично, сочетание несочетаемого, будто группа пытается эпатировать этим. Внимание рассеивается и не знаешь, за что цепляться: резкий вокал, музыка, виолончель, танцовщица? Перегрузили ребята, перегрузили, но отыграли отменно.

Пока рассредоточенный мозг пытался включиться в выступление отличной группы, взгляд начинает выхватывать в броуновском движении толпы какие-то волнения. И волнения от людей в одинаковых белых футболках и с булыми флажками с логотипом HeaDly. Ой что грядёт...

А грядёт группа с самой большой фан-базой за весь финал фестиваля. И с самой активной. Крики, скандирование, футболки, флажки и флаги, бумажные самолётики, такого не было ни у кого из предыдущих и не будет ни у кого из последующих. Победители зрительского голосования определились задолго до выхода этих самых победителей на сцену.

Но куда гнать коней? Подождём, когда команда выйдет.

Я не знаю, существует ли такое понятие, как «питерский рок». Да, все минувшие группы были из Петербурга, но именно в Хэдли особенно сильно чувствовалось это нечто атмосферное, питерское, с привкусом лёгкого тлена и налётом артхауса. И дело не в том, что в песнях упоминается Васильевский остров или, скажем, Нева. Я бы сказал «Эй, в духе Сплинов!», но это будет некорректно, потому как это скорее в духе города, нашего города, промозглого, меланхоличного и тянущегося в душу переплетением гитары, саксофона, песен и стихов. Я понимаю, откуда к Хэдли такая любовь среди собравшихся. Коллектив атмосферный, очень и очень атмосферный, очень и очень питерский.

Группа Хэдли это Атмосферность. Кому-кому, а им удалось воссоздать маленький Питер внутри оригинального города.

После ухода Хэдли со сцены, люди тянутся прочь из зала. Если минуту назад у сцены было яблоку негде упасть, то спустя короткое время там слоны могут танцевать польку и не затоптать никого. Подуставшие, немного скучающие «концертные интеллегенты», которых мы видели в самом начале, есть в любой период любого фестиваля. Затишье. Только подуставшие энтузиасты и остаются, другие, насмотревшись на своих любимцев, уползают вплоть до подведения итогов.

А теперь объясните эту магию, когда у почти что опустевшей сцены вдруг появляется хорошая такая активная толпень, которая ещё способна приветствовать новоприбывшую группу?

Аудитория группы Ригганы в сравнение с аудиторией HeaDly не идёт, но и им достался неплохой кусок публики. Активной, благодарной и живой настолько, насколько возможно.

Но, грудью приняв на себя всё потенциальное возмущение, я осмелюсь сказать: ребята не цепляют. Да, они живые, да, у них яркая музыка, да, они выкладывались по полной программе, но то ли дело в уже отстрелявшихся групп, в каждой из которых было по ведру изюма, то ли дело в том, что ваш покорный слуга отменный м*дак, но как бы парни ни выкладывались, они не зацепили. Я более чем уверен, что на их сольных концертах есть за что ухватиться и есть от чего придти в восторг. Да что там – аудитории понравилось настолько, что Ригганы вошли в TOP-6 зрительских симпатий.

Слово-ассоциация – поздно. Для людей, пробывших на фесте всю ночь от самого начала, ребят действительно вывели слишком поздно.

Но не позже, чем OKKERVIL, которой выпала честь завершить парад групп, сражающихся за зрительские симпатии. И вот они от этого пострадали даже побольше, чем Ригганы. Бодрые, весёлые и яркие, но задвинутые на самый дальний план, Оккервиль получили даже поменьше внимания, чем предыдущая команда. Нет, это их не смутило, ребята отлично отыграли свои песни, даже подбадривали зал (хотя кто кого ещё должен, м?).

Тем не менее, Оккервиль стали эдакой палкой в муравейнике. Будильником. Воплем «Вставай, а то проспишь самое главное!». В смысле, перенасыщенная аудитория снова была в движении, снова была в активе, даром, что за свои старания группа оказалась на предпоследнем месте голосования.

Слово для Оккервилль – Не вовремя. Просто действительно не вовремя эта задорная активная девочка выбежала на сцену.

В то время, как за кулисами подводились итоги, а честной люд из бара и курилок стягивался к сцене, аудиторию развлекали вторые гости фестиваля, финалисты прошлого года – группа Ashes Collide. К слову, ведущий фестиваля Александр Колчин – барабанщик этой группы. Надо было видеть, как он лупит по барабанам. Такое ощущение было, что именно они виноваты во всех его грехах.

В отличие от остальных групп, приглашённая Ashes Collide исполнила не четыре, а пять или шесть песен. Может, ребята увлеклись, может, они тянули время. Но под их бодрый вокал и активный драм было довольно просто забыть, а зачем мы, собственно, здесь собрались.

Вспоминаем уже тогда, когда на сцену выходят организаторы и объявляют победителей и их призы.

Приз зрительских симпатий получила группа HeaDly, набрав 136 голосов. Вместе с ними в ТОП-6 лучших вошли SkippingRope (82 голоса), OLESYA (81 голос), Red God (80 голосов), Ригганы (72 голоса) и Black Radiance (70 голосов). Последние два места заняли Okkervil (43 голоса) и Inkis (28 голосов).

Но ведь зрительские симпатии – далеко не всё, верно? Кто-то должен получить гран-при. Кто должен отправится представлять Петербург на партнёрских фестивалях.

Gran Prix фестиваля Revolution SPb 2018 достался группе...

*барабанная дробь*

SkippingRope.

О да, перед этой харизмой жюри просто не устояли.

Счастливые победители рассыпаются в благодарностях, многие группы с пустыми руками не уходят, получив поддержку от разных изданий и студий.

А зрители с чувством морального удовлетворения (о разочаровании речи не идёт – этот вечер был долог, но слишком хорош), удаляются.

Тем и закончился пятый финал фестиваля Revolution. Спасибо!

*Фото: Дмитрий Рыбин