TODD – Легендарный мюзикл вновь в Петербурге

Репортажи

Автор: Юлия Кириллова

Минуло почти четыре года со смерти Михаила Горшенёва, но дело мастера продолжает жить.  История о цирюльнике Суинни Тодде известна практически каждому благодаря фильму Тима Бёртана. Но именно версия группы Король и Шут стала поистине значимой и культовой в России.  

«Без Горшка «Тодд» – не тот» - поговаривают некоторые. Неужели правда? Третий раз за пять лет мюзикл TODD прибывает в Санкт-Петербург. Взбудораженные фанаты штурмуют двери ДК Ленсовета уже за час до начала спектакля. большинству зрителей не терпится зайти в зал. Кто-то уже обвешивается шарфиками с эмблемами «Король и Шут», кто-то тискает очаровательных плюшевых медвежат в футболочках с кровавой надписью «TODD».  

Шоу начинается. Поднимается занавес, с декораций на зрителей с усмешкой смотрит огромное граффити Шута. За высоким неоновым крестом прячутся музыканты группы Король и Шут. Зал взрывается криками, аплодисментами и свистом. Грянули первые аккорды и...Честно говорю, после этого вы забываете, как нужно дышать, настолько потрясает и завораживает происходящее на сцене.  

Открывает мюзикл песня «Добрые люди» в исполнении Ирины Епифановой и Александра Леонтьева. Пронзительная и торжественная мелодия идеально настраивает на мрачный и жутковатый мотив всего мюзикла.   

Ощущение, что «Мёртвый Анархист» ведёт своё войско вперёд, на сцену. Труппа нищих и бродяг, расписанных так, словно бросают свой вызов карнавалу Диа де Муэртос.

Взметаются в воздух неоновые яркие ирокезы, хулигански вьются пышные причёски девушек. Многие зададутся вопросом: «А что же Тодд? Какой он теперь?». Отвечу: потрясающий! Роберт Остролуцкий, занявший место Михаила Горшенёва, изумительно воплотил Суинни Тодда на сцене. Глубокий голос заставляет волосы на затылке шевелиться, актёрская игра пробирает до мурашек. Вместе с рыжей бестией Ловетт (Мария Фортунатова) они создают восхитительный и яркий тандем.  

Остальные актёрские работы не менее великолепны. Харизматичный и вызывающий откровенное отвращение (необходимое по отношению к этому персонажу) судья, священник, толкающий Тодда на преступления, нежная и трогательная Элиза, которая всего за одну песню завоёвывает любовь зрителей, обаятельно-грубый мясник, рассказчик, массовка и ансамбль – все вызывают самый полный спектр эмоций, но ни к одному нельзя оставаться равнодушными уж точно. Каждый оставляет в душе внушительный след.  

А что же зрители? О, они в восторге, в дичайшем восторге. Первое убийство Тодда принимается одобрительными криками и свистом. То и дело в воздух взмывает жест «коза», из разных концов зала под тяжёлую музыку слышатся вопли «хой!». Рок-мюзикл, что сказать? Было бы странно, если бы аудитория сидела и молчала в тряпочку. Поэтому радует, что люди подпевают и пританцовывают. Да что уж там, к концу первого акта зрителей по-настоящему качает! Насколько это возможно, сидя, разумеется.

Слышны восхищённые возгласы, люди с отрешёнными лицами бродят в холле – переваривают увиденное. Чёрт возьми, а это ведь только первый акт! Конечно, совсем уж скептично настроенные всё равно есть, приверженцы уже упомянутой фразы «без Горшка «Тодд» – не тот». Но оставим их со своим синдромом утёнка, их так мало, что даже трогать не хочется.    

После первого звонка, когда зрители уже в зале, раздаётся голос, который рассказывает об истории постановки, вспоминает добрыми словами безвременно ушедшего Михаила

Горшенёва. Для зрителей так же есть сюрприз: розыгрыш билета за кулисы на экскурсию.

На обладателя заветного места косятся с завистью, но и с улыбками. Самого счастливчика не видно – наверное, ещё в буфете.   

Второй акт начинается с той же песни, с которой начался первый, вновь погружая зрителей в прежнюю гнетущую атмосферу. Теперь уже музыка тяжелее и напряжённее, ведь действие близится к кульминации. Всё сильнее вжимаются зрители в спинки кресел, сжимают пальцами подлокотники, но не забывают подпевать. Действие и великолепнейшая музыка затягивают в такой водоворот эмоций, что снова забываешь, как дышать. Смерть священника и Элизы встречена вздохами и возгласами из зрительского зала. Что сказать, для знакомых с историей только по фильму Бёртона это явно неожиданный поворот.  

На последних трёх песнях весь зал вскакивает и аплодирует не переставая. Всё это время почти каждый с сияющими от восторга глазами, с криками и свистом, хлопает и хлопает, до боли в ладонях. Когда актёры, труппа танцоров и музыканты выходят на поклон, уже никто не сидит, на ногах стоят исключительно все. На арии девочки-смерти многие даже плачут (даже ваш покорный слуга прослезился).  

За два с половиной часа и одну историю мюзикл поднимает и развивает такие важные темы, как ценность жизни, оправданность смерти, религия и вера, праведная месть и убийства невинных, любовь и ненависть, порок и невинность, справедливое возмездие и расплата за ошибки, социальное неравенство и готовность идти по головам во имя собственной цели. На наших глазах герои под шикарную музыку проходят путь от отчаявшихся потерявших многое в жизни людей до полусумасшедших одержимых. И каждому из них мы сочувствуем всем сердцем, какие бы пути для достижения цели он ни преследовал.  

Как много всё же может дать старой истории новое и свежее видение режиссёра. Забудьте о чопорно-сером Лондоне Бёртоновского фильма, с которым знаком каждый. Перед вами совершенно иной по духу город – мрачный, но при этом яркий, запоминающийся, въедающийся в сознание сочными всполохами красок. Переместить старую сказку в пропитанный анархией и бунтом город – идея не из простых, ведь история о мести лондонского цирюльника не очень-то может сочетаться с кожаными куртками и ирокезами. Тем не менее, эта яркость придаёт «Тодду» ту самую изюминку, которую мы так любим. Именно помещение в анархичную среду позволяет раскрыть и практически препарировать в мюзикле многие социальные и нравственные вопросы, о которых упоминалось ранее. Ярче становятся не только костюмы, но и контрасты света и тьмы, химия между героями, характеры, события. И сделано это всё так, чтобы каждый зритель понял, что именно до него пытаются донести.

Изумительная музыка, энергичная и шикарная хореография, яркий грим и необычные костюмы – всё заслуживает отдельной похвалы. Образы визуально великолепны и врезаются в память. Ну, и конечно же, песни! Просто фееричные песни не просто двигают сюжет вперёд тупым локомотивом, но оживляют героев, действие, обстановку. Атмосфера лондонских трущоб, острое напряжение раскручивающегося сюжета, характеры персонажей – всё передано так живо и красочно, что забываешь на миг, где ты, кто ты. Разе что крики «Хой!» из зала отрезвляют, да перерывы на аплодисменты между песнями.   

Группа Король и Шут вновь показала высший пилотаж, за что им огромное спасибо. Кто бы что ни говорил, но и без Горшка они продолжают жить и воплощать на сцене его творение.