Горячие музыканты и горячая музыка: Полигон-Фест на площадке А2

Репортажи

Автор: Юлия Кириллова

Санкт-Петербург впервые потрясает громовыми раскатами тяжелого рока Полигон-Фест. На площадке А2 всех любителей взрывной музыки встряхнули гости из Франции Mass Hysteria и Sidilarsen, наши парни из Amatory и легендарный Северный Флот. Клянусь, Питер, было жарко!

Открывают фестиваль металлисты из Франции – Mass Hysteria. В багровом и синем свете софитов на пока немногочисленную пока ещё толпу изливаются волны вибрирующей музыки. Улыбчивый вокалист пытается расшевелить людей, которые с нарастающим энтузиазмом жмутся к сцене. Под ногами дрожит пол, воздух сотрясается от мощных сочных аккордов, подхватывая слушателей на волне восторга. Уже на третьей песне начинается движ – людей качает, в воздух взмывают «козы», в перерыве слушатели скандируют: «Молодцы!». Музыканты пытаются что-то говорить, но мало кто понимает, так что со сцены то и дело доносится ломанное «Спасыбо», сопровождающееся неизменной широкой улыбкой вокалиста.

Благодарным слушателям достаётся взаимная благодарность от группы: сперва со сцены в зал кочуют ярко-зелёные баночки пива, а после и сами музыканты – гитарист и вокалист. Мигом вокруг них собирается толпа, пытаются фоткаться с кумирами, но те устраивают тотальное безумие: подхватывают фанатов и пускают их бегать по кругу. Рок-хороводы посреди А2, в котором скачет и вокалист, не прекращая петь ни на минуту. Энергия над аудиторией пульсирует ключом, так что когда группа покидает сцену, остаёшься с вопросом: «Всё? Давайте ещё!»

И ты своё получаешь сполна. Спустя несколько минут, отведённых на подготовку оборудования, гаснет свет. По краям сцены загораются небольшие экраны, на которых появляются огромные чёрно-белые глаза. Сцена мигом превращается в огромное глазастое чудовище, притаившееся в темноте, только звук колокольчиков пробуждает любопытство зрителей, разошедшихся к барам. Люди воют и свистят в предвкушении шоу.

Гром музыки среди колокольчиков звучит так внезапно, что львиная доля зрителей вздрагивает от неожиданности. Яркой вспышкой одновременно со светом врывается в зал обжигающая психоделичная музыка группы Sidilarsen. Хриплый и резкий голос пробирает до костей. Резкий танец света, чёрно-белый видеоряд на двух экранах и музыка, заставляющая пол под ногами трястись, гипнотизируют, заставляют двигаться в странном, тяжёлом ритме. Трудно танцевать под технометал, но кому-то это даже удаётся. Остальные, по примеру вокалиста, которой своей шевелюрой заставил бы завидовать многих девушек, трясут головами до потери ориентации в пространстве. Да чёрт возьми, даже люди на костылях стоят у сцены и тянут вверх «козы».

Безумный поток аккордов прерывается лишь за тем, чтобы ошалевшие зрители заорали «Панки хой!» и «Молодцы!». Технометалисты оказались куда тяжелее своих предшественников, что знатно отозвалось в цепенеющих движениях толпы. Основное оживление начинается тогда, когда по воле вокалиста вся толпа садится на корточки и выпрыгивает под очередные громоподобные аккорды. Вот теперь идёт неудержимый движ, чисто по инерции уже прыгаешь и не можешь остановиться от того гипнотизирующего веселья, что хлещет через край. В центре пытается образоваться слэм, но энтузиазм быстро стихает и переходит на тряску головой. Словно дав аудитории передышку, музыканты на короткое время уходят после песни «Wall of shame», оставив на сцене барабанщика, покоряющего толпу ритмичным тяжёлым соло.

Вот уже кажется, что от такого давления психоделики сойдёшь с ума, когда группа, тепло попрощавшись, покидает зал. Передышка, как раз то, что нужно, честно. Выпить холодного пива или чего-то покрепче, выкурить сигарету-другую, вернуться в реальный мирю Если этого не сделать, то дальше может по-настоящему снести крышу. Ведь после гостей из Франции на сцену выходят Amatory.  Металкорщики из Питера заставляют фанатов буквально взорваться криками и воплями, воздух искрится от восторга. Группу ждали, чёрт возьми, и это видно. Поэтому вызывает недоумение, когда группа, спев три песни… уходит. Что? Всё? Правда? Люди не верят, они орут: «АМАТОРИ! АМАТОРИ!». И подскакивают от неожиданности, когда группа вновь врывается каскадом ревущей горячей музыки.

Если предыдущая группа – взрыв мозга, то эта группа – взрыв чувств. Зал дерёт глотки и подпевает, пока эмоции хлещут, живой, горячий бой музыки изливается на слушателей со сцены. Музыка становится частью тебя, она переполняет с головой, пульсирует, заставляет двигаться. И каждый раз, когда песня заканчивается и наваливается тишина, остаётся ощущение, что ты переживаешь маленькую смерть, тогда как следующая песня выцарапывает тебя с того света. Потрясающее и непередаваемое ощущение. Музыка накатывается на слушателей, словно горячие обжигающие волны, заставляя вновь и вновь «умирать и воскресать». А чувственный вокал во время исполнения песни 15/03, посвящённой памяти Сергея Осечкина, разрывает сердце и барабанные перепонки. Во время этой песни разгорячённая толпа словно затихает и зажигает десятки ярких фонариков на телефонах. А на кавере песни группы Сплин некоторые от избытка чувств просто плачут. Но это не мешает уже через песню возобновить слэм.

После яркого и живого выступления звучит песня на бис. Чудо, если после таких фантастических выступлений не сошёл с ума, а ведь впереди ещё гвоздь программы – группа Северный Флот. Вот кого реально ждут – зрители в футболках с названием группы мелькают там и тут. Ещё до их выхода на сцену около бара компания мужиков распевает песню «Зло». К сцене тянутся исключительно все, мало кто уходит на перекур. А зря.

Аккорды песни «Революция» вгрызаются в распотрошённый разум, снова заставляя вскочить. После гроула Аматори слышать голос Александра Леонтьева – истинный кайф, честно скажу. Тяжёлая музыка, гипнотизирующий видеоряд и голос Ренегата заставляют двигаться в живом ритме так, словно не остаётся выбора. Царит ощущение, что если не двигаться, то можно сойти с ума от такой колоссальной энергии. Она расплющит, размозжит, перемелет в порошок, так что танцуй и прыгай, иначе сама музыка тебя растерзает.

Под конец всего забываешь собственное имя. Едва помнишь слова Александра о Горшке, о Цое. Едва помнишь название звучащих песен, но орёшь, выкрикивая слова песен «Харон» или «Красные Реки». Каждый зритель на такой волне горячего и невыносимого восторга, что воздух начинает дрожать. Неустанный драйв не отпускает до тех пор, пока не звучат аккорды последней песни. И после этого воцаряется тишина, нарушаемая лишь звоном в собственных ушах. Зрители тянутся к выходу, только тогда приходит осознание: всё. В самом деле, всё. Остаётся только невероятный душевный подъём, лёгкое недоумение и ватные от прыжков ноги.

И, чёрт возьми, это потрясающе.