Dirkschneider в клубе Космонавт: Обратная сторона медали

Репортажи

Автор: Евгений Рыбкин

Что может объединить питерский клуб Космонавт, ныне распавшуюся знаменитую группу Accept и пару сотен фанатов в потрепанных кофтах с символикой Megadeth, AC/DC и Metallica. На первый взгляд их связывает некий каверфест, где в хедлайнерах числится какой-нибудь коллектив со звучным названием «Черная Смерть» или «Энигма». Но нет, все они связаны одним человеком, который выступил в Космонавте, играл в Accept и очень любим поклонниками вышеописанных групп. У него много кличек, его имя и фамилия дали название одной самых востребованных пауэр-метал групп, а еще он любит Чайковского и русский менталитет. Речь идет об Удо Диркшнайдере, который в рамках масштабного тура по России, заехал со своей группой Dirkschneider в Санкт-Петербург и исполнил песни из репертуара классического (и не очень) Accept.

 

Назвался металистом, живи на драйве. Люби тяжелый рифф, злой рев гитар и техничное солирование. Носи бондану с черепами, умей играть на воображаемом струнном инструменте и не посещай парикмахера чаще, чем один раз в четыре года (да и то лишь для того, чтобы немного подровняли сзади). Вот он – краткий неполный, но почитаемый посетителями танцпола Космонавта кодекс «тру металиста». Большинству из них за 30-35, на спине красуется лайн-ап фестиваля прошлых лет, а спереди уже не так ярко «горит» обложка хитового альбома одного из мастодонтов жанра. В ожидании прекрасного они рассыпаны по разным точкам клуба, откуда сцену видно абсолютно по-разному. Но зато слышно почти везде одинаково. Вот гаснет свет, колонки замолкают, и они готовы созерцать, а главное слушать то, ради чего пришли и заняли лучшие места.

 

Сначала сцена пуста, но присутствие музыкантов чувствуется за счет жирных гитарных риффов, что летают по залу без особой логики. Но вот выходят гитаристы, и кто-то, разглядев музыканта справа, обязательно подумает: «О, так это же наш парень - Андрюха Смирнов». Все верно, это он. Известный в кругах металистов, талантливый русский композитор, написавший для отечественных представителей жанров ни одну аранжировку. Рядом с ним стоит бас-гитарист. Он единственный остался в строю после смены состава. Правый фланг остается за финским виртуозом Каспери Хейккиненем, который покинул группу в марте этого года, но все-таки решил присоединиться к команде во время гастролей. Место за барабанами пустует недолго. Крепко держа палочки в руках, кресло ударника занимает сын фронтмена Свен Диркшнайдер и вопрос о том, почему коллектив с U.D.O сменил название на Dirkschneider, снимается с повестки дня. Остался только отец. Где Удо? Где же создатель одной из самых популярных метал групп и талантливого барабанщика? Его голос слышит весь зал, слова песни «The Beast Inside» звучат из колонок. Лишь по прошествии десятка секунд музыкант появляется в центре площадки.

 

«Германский танк», «Карлик» или «Немецкий Бон Скотт», как только не называли этого человека с микрофоном в руках. И действительно, композиции Accept с вокалом «Маленького трактора» очень похожи на ранее творчество австралийских взрывателей, но отличаются более мелодичным звучанием, так любимым самим Удо. Сет-лист концерта в основном составлен из песен, взятых с альбомов 92-93 годов, записанных прямо перед уходом вокалиста из группы из-за творческих разногласий. Из большинства хитов, которыми богаты пластинки того времени, музыканты исполняют не самые популярные треки, чем вынуждают публику разделиться на два лагеря. Одни считают, что композиции со стороны «B» (B-sides – вторая сторона пластинки, где располагаются наименее слабые и «халтурные» треки по мнению музыкантов. Своего рода «довес» – прим. автора) не стоят сил рваться к сцене и петь вместе с вокалистом, другие же с радостью обнимают друга и крепко стоя на ногах подпевают, отдаваясь ностальгии, или становятся в позу аполлона под звуки взрывного соло. В центре этого спора вкусовщины взрослых мужиков сильно выделяется подросток со сломанной рукой, весь концерт сидящий на диване. Иногда он отвлеченно играет в телефон, а иногда тихо подпевает Удо на самых узнаваемых строках. Как жаль, что его рука не присоединится к лесу рук в авангарде возле сцены, и вокалист не увидит, как его смартфон вместе с остальными озарит Космонавт во время лиричной и медленной композиции.

 

Перешагнув черту экватора семимильными шагами, коллектив берет курс на более старые композиции. Забавный парадокс – в конце играем то, что было раньше. Такие треки, как «Russian Roulette», «Fast as a Shark», «Metal Heart», «Balls to the Wall», записанные в середине 80-ых, взрывают зал. Разбавленные виртуозным солированием Смирнова и Хейккиненем, исполнившим метал-версию композиции «В пещере горного короля» Эдварда Грига, песни объединяют публику. Те, кто избегал близости со сценой, бегут к ней, сигареты в курилке остаются недокуренными, и ранняя классика Accept звучит в клубе сотней голосов. Через пару минут их становится меньше, одновременно с тем, когда самый громкий из них затихает после прощальных слов.

Музыка Accept в исполнении первого вокалиста и одного из основателей, а также русского гитариста виртуоза – это всегда событие. Да, пускай событие несколько разрушает ожидание, но не думаю, что пришедшие в Космонавт остались разочарованными. В прошлом году коллектив уже приезжал в Россию с подобным форматом выступления и тогда упор на классику был больше. В этот раз группа постаралась удовлетворить не только потребности аудитории, но и самого фронтмена, который любил, любит и, наверняка, будет любит более мелодичный хэви-метал. В конце концов, один из «недовольных» сказал: - «Боги имеют на это право». Пожалуй, соглашусь.