Право на саморазрушение Джима Моррисона

Азъ Есмь Rock!

Автор: Александр Макаренко

8 декабря 1943 года родился один из самых харизматичных фронтменов в истории рока - лидер и вокалист группы The Doors Джим Моррисон. Он стал известен не только своим характерным голосом и своеобразностью собственной сценической фигуры, но саморазрушительным стилем жизни и своим поэтическим творчеством. Разберемся, как стремление к саморазрушению Джима подарило нам столько легендарных песен.

Среди всех песен The Doors самой не любимой у лидера группы, Джимма Моррисона была «Light my fire». Оно и неудивительно, ведь именно этот трек, принесший группе известность и фанаток, был, в отличие от большинства треков группы, написан не Моррисоном, а гитаристом Робби Кригером. Единственный вклад, который внес в создание шедевра Моррисон - две строчки текста. Причем занятно, что совершенно случайно именно эти две строчки, что-то там про похоронный пир в грязи, продюсер группы назвал самыми неудачными. По иронии судьбы, именно «Light my fire» стала последней песней, которую Джимму Моррисону довелось исполнять со сцены - на концерте в Новом Орлеане 12 декабря 1970 года. После этого музыкант окончательно пошел по наклонной, и спустя полгода - скончался.

 

Одним теплым летним вечером участники группы The Doors гостили у Джимма Моррисона, который пребывал в очередной тленной депрессии. И уже к утру, порядком задолбавшись от унылых монологов, друзья предложили Моррисону прокатиться до каньона Лорел, посмотреть там на восход солнца. Глядишь полегчает. И не прогадали. При виде красот природы фронтмен не только воспрял духом, но и прямо там сочинил текст песни, в котором описал то, что его гложило в последние дни. Музыканты бросились домой, накидали музыку и в тот же день записали трек «People are strange».

 

Оказывается, не только советские музыканты находились под чутким надзором «большого брата». К примеру, в конце 60х ЦРУ вело слежку за группой The Doors, в чем через несколько десятилетий официально призналось. Вызвано это было пристрастием Джима Моррисона к веществам и бунтарской атмосферой на выступлениях группы - правительство тогда приглядывало за этим. Моррисон, помимо всего прочего, стал первым в истории певцом, которого арестовали прямо на сцене. Правда тогда спецслужбы были не при чем. Просто полиции не понравилось, что разгоряченный артист, кажется во время исполнения песни «Break on through», начал хватать себя за причиндалы, дабы придать своему выступлению сексуальной энергетики. А по одной из версий он, так и вовсе, достал из узких штанин свой болт, на радость фанаткам. Так или иначе, тут то его, что называется, под белы, но уж слишком шаловливые рученьки, и забрали.

 

Однажды Дженис Джоплин довольно жёстко отшила Джима Моррисона. Первая встреча двух выдающихся музыкантов в истории рока закончилась для Джима весьма болезненно - Дженис разбила бутылку о его голову, нокаутировав фронтмена «The Doors». Однако, Моррисон, любивший физические конфронтации и выяснения отношений с применением насилия, казалось, был покорён решительной девушкой. На следующий день он попросил у продюсера Пола Ротшильда телефон Джоплин. Однако Ротшильд уведомил его, что Дженис не заинтересована в повторной встрече, так что два будущих члена «Клуба 27» никогда больше не увиделись. По словам Ротшильда, Моррисон был убит горем. Но, как говорится, лучше уж горем чем бутылкой Джоплин.

 

Многим известным музыкантам приходилось сталкиваться с обвинениями в плагиате. Зачастую они бывают безосновательными, и что называется, притянутыми за уши. Но иногда сходство оказывается настолько очевидным, что открещиваться от него и ссылаться на избитую отмазку, мол нот то всего семь, уже не имеет смысла. Не обошли стороной такие беды и группу The Doors. Их сингл «Hello, I Love You», возглавивший хит-парады в США и Канаде, оказался так похож на трек группы Kinks «All Day and All of the Night», как бывает похож один имперский штурмовик на другого имперского штурмовика. Для тех, кому завтра в школу, поясню - это означает ну оооочень сильное сходство. Лидер The Kinks Рэй Девис даже отсудил у the Doors отчисления от продажи сингла в Великобритании. А чтобы еще больше, так сказать, поглумиться над поверженным врагом, стал время от времени на концертах вставлять в свою песню проигрыши из «Hello, I Love You». Чтобы другим не повадно было.

 

Смерть Джима Моррисона 3 июля 1971 г. произошла так внезапно и незаметно, что менеджер группы «The Doors» поначалу даже не принял это известие всерьёз. А все потому, что слухи о смерти музыканта были для всех привычным явлением. Различные желтые газетенки и простые сплетники то и дело говорили, будто бы Джим умер от передозировки, то якобы он ослеп или лишился ног, или погиб под колёсами машины, или попал в сумасшедший дом, и т.д. и т.п. Справедливости ради, надо заметить, что при его образе жизни – постоянно пьяным или под кайфом – Моррисон довольно часто рисковал превратить такие слухи в реальность: то он разбивал машину, то выпадал из окон, то дрался. А однажды он и вовсе решил лишить всех пустозвонов такой радости, и 7 марта 1968 года отправил в службу новостей телеграмму сенсационного содержания: «Джим Моррисон умер — чуть позже». И ведь не прогадал, шельма - это самое «чуть позже» произошло всего через три года, после этого случая. А самой последней песней, записанной группой The Doors вместе с Моррисоном была «Riders of the Storm».